Как начинался язык

История величайшего изобретения

How Language Began: The Story of Humanity's Greatest Invention

Автор:Дэниел Эверетт
Перевод:Максим Исаков
Издана:М.: Альпина нон-фикшн, 2019

У человечества есть важное преимущество перед другими земными существами — мы говорим друг с другом. Но как нам досталась наиболее совершенная форма коммуникации на Земле? Дэниел Эверетт дает подробное описание эволюционной истории языка — от первых слов, произнесенных ранними гоминидами, до более семи тысяч языков, существующих в мире сегодня.

Хотя благодаря археологам и лингвистам мы почти докопались до подлинных истоков языка, именно открытия Дэниела Эверетта перевернули современную лингвистику, вызвав резонанс далеко за пределами академических кругов.
Проводя исследования в джунглях Амазонки, Эверетт обнаружил древний язык, сохранившийся у племени охотников-собирателей.

Автор ставит под сомнение давно утвердившиеся в лингвистической науке принципы, проверяет свои идеи «в поле» и выстраивает собственную теорию: язык не был присущ нашему виду изначально.

Чтобы разобраться в происхождении языка, необходим более широкий междисциплинарный подход, одновременно учитывающий и нашу склонность опираться на культуру, и особенности нашей биологии.

Купить на сайте издательства www.alpinabook.ru

О книге

Мало есть книг о биологических и культурных истоках человечества, которые можно считать классикой. Я считаю, что работа Дэниела Эверетта «Как начинался язык» будет одной из таких книг.

Эдвард Уилсон, профессор Гарвардского университета, автор книг «Смысл существования человека» и «Будущее Земли»

 

Когда я только начал интересоваться вопросами культурной эволюции, когнитивные революционеры утверждали, что Хомский доказал: врожденный механизм овладения языком — ключ ко всей лингвистике.
Дэниел Эверетт является лидером контрреволюции, возвращающей культуре и культурной эволюции законное место в центре лингвистики и познавательной деятельности. «Как начинался язык» — это культуроцентричная теория языка, изложенная в доступной форме.

Питер Ричерсон, профессор Калифорнийского университета